Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России23 голоса21%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов7%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души13 голосов12%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках17 голосов16%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения46 голосов43%
Предыдущие опросы

Между нациями31 октября 2018 18:29Автор: Ирина Малина

Любовь без акцента

Фото: архив Ф. Бахадирова
Фархад Бахадиров и Яна Любцова познакомились в МГУ, изучая «Историю диаспор»

Православный священник благословил на брак с мусульманином.


Их отношения развивались стремительно. «Фархад уже рвался в Тулу – познакомиться с моими родителями. Но сначала я решила их подготовить. Закинула удочку, что у меня есть молодой человек, но он наполовину татарин, наполовину узбек. В итоге мама пошла за советом в церковь. И священник ей сказал, что хоть брак с человеком другой веры и не поощряется, но решать за дочь, вмешиваться в её судьбу нельзя», – рассказала «СтоЛИЧНОСТИ» Яна.

Яна и Фархад Бахадировы молодожёны. Она ещё учится в МГУ, а он уже аспирант и помимо этого работает там же выпускающим редактором информационно-аналитического портала «Палитра диаспор». Можно сказать, что эта самая «палитра» их и познакомила. Фархад – первый выпускник магистерской программы «История диаспор и миграций», а Яна попадает уже в четвёртый поток.

Палитра наций

– Фархада я впервые увидела на лекции о гагаузах, – вспоминает Яна. – Это был мой первый год магистратуры. Я сразу обратила внимание на молодого человека, который задавал преподавателю много вопросов. Поначалу он… не обращал на меня внимания. Что происходит? Неужели я как-то не так выгляжу? А познакомились мы уже зимой в канун Нового года, который отмечали на кафедре. У нас было студенческое шоу. У Фархада была гитара… В общем, всё, я пропала.

– Я – абсолютное дитя Советского Союза, – отвечает Фархад, когда его спрашивают, какой он национальности.

В начале 1960-х годов его татарская родня со стороны матери переехала в Ферганскую долину. Дед умер, а бабушка так и осталась там с тремя детьми, среди которых была и мама Фархада. Она выросла, поступила в мединститут в Ташкенте. Студенткой познакомилась с парнем-узбеком из педагогического, который учился на филфаке. Поженились. После учёбы вернулись в Наманган. Родили троих сыновей. Фархад – средний. Несколько лет назад после смерти мужа женщина с младшим сыном переехала поближе к своей родне в Татарстан. Старшие к тому времени уже жили и учились в России.

– Дома мы обычно разговаривали на русском, но родители нередко говорили и на узбекском. А вот татарский язык я стал учить, когда уже стал студентом, – продолжает Фархад. – Кем я себя больше ощущаю – узбеком или татарином? Обе национальности во мне присутствуют, я одинаково люблю и татарский чак-чак, и узбекский плов. Но гражданство у меня российское. Живу в Москве, говорю на русском, думаю на русском, жена у меня русская. Но сам я… нет, нерусский (смеётся). Родителей моей жены смущала не моя национальность, а религия. Я же исповедую ислам. И спасибо священнику, к которому за советом пошла мама Яны.

«Я не собирался жениться, пока не встретил её…» Фото: архив Ф. Бахадирова

В ЗАГС – по-европейски

– Мне уже 32 года. До встречи с Яной я чётко осознавал, что не хочу жениться, – признаётся Фархад. – Даже мама на меня рукой махнула – не хочешь и не надо. Я всегда посмеивался над бульварными романами, в которых часто пишут: «Он увидел её, что-то в нём щёлкнуло, и он понял, что это его женщина». А такое, оказывается, бывает на самом деле. Полгода мы с Яной встречались, после чего я сделал ей предложение.

– Как ваша мама приняла русскую девушку?

– Очень обрадовалась. Да у нас с этим гораздо проще: раз мужчина решил – значит, так тому и быть. И мы поехали знакомиться. Но все обычаи сватовства были соблюдены.

– Свадьбу играли по каким традициям?

– Мы выбрали для себя европейскую свадьбу. У нас очень много родни и друзей, и всех собрать мы бы не смогли. Поэтому на бракосочетание по­звали самых-самых близких. Конечно, мы планируем съездить и в Тулу, откуда родом Яна, и в Татарстан, где живёт моя родня, и отметить это событие со всеми родственниками.

– Вы поженились 1 сентября – начало учебного года. Свадебное путешествие откладывается на каникулы?

– На самом деле мы до свадьбы уже много где побывали: и в Махачкале, и в Питере, и в Вильнюсе. Обязательно будем путешествовать и дальше. В первую очередь хотим посмотреть города нашей страны. Но это чуть попозже. Образовательный процесс в самом разгаре.

– В своей молодой семье вы как-то будете отмечать религиозные праздники?

– Мы с мужем друг друга и наших родных всегда поздравляем со всеми праздниками, – говорит Яна. – Я хожу в храм. А что касается постов, то мы не препятствуем друг другу, не навязываем: есть потребность – соблюдай, нет – не надо. Мы в любом случае за здоровый образ жизни во всех отношениях.

– А я нет, не хожу в мечеть, – продолжает Фархад. – Нет позыва. Тем не менее искренне верю в Аллаха, как и мои родители. Необязательно ходить в мечеть, чтобы чувствовать себя мусульманином. Наверное, это не самая популярная точка зрения, но она искренняя.

– Яна, взять фамилию мужа – ваше желание или Фархад настоял?

– Моя мама, выходя замуж, меняла фамилию, поэтому и для меня это не было чем-то невообразимым. Была Любцова, стала Бахадирова! Другое дело, что у меня нет братика. И родители переживают, что наш род закончится. Но думаю, что они ещё родят мальчика и всё встанет на свои места.

Наука понимать друг друга

– Планируете большую семью?

– Конечно, хотелось бы, чтобы нас было много! Как минимум трое детей – уже неплохо. А там как пойдёт. Но сначала надо решить жилищный вопрос, – рассуждает Фархад. – Яна любит и умеет рисовать. Возможно, если у нас будет большое количество детей, как мы этого хотим, она себя реализует не только как мама, но и как художник. А я свою жизнь связываю с МГУ, с наукой, хочу и дальше заниматься изучением межнациональных отношений, историей диаспор.

– Почему именно межнациональными отношениями?

– Все бытовые проблемы тех же мигрантов мне известны не понаслышке. Но мне интересно и научное понимание процессов. Например, два разных народа, оказавшись в одинаковой миграционной среде, действуют одинаково. Потому что существуют тенденции, которые это определяют.

Магистерская программа существует четвёртый год. В моём выпуске было четыре человека. Сейчас уже десять. Каждый выпускник – это уникальный специалист в области межнациональных отношений.

У каждой национальности есть целый перечень как ост­рых, так и деликатных вопросов, и человек, который не особо знаком с чужим менталитетом, не построит нужных отношений. Самый простой пример: если в посольство Японии придёт работать, условно говоря, человек с улицы, то он ненароком может обидеть уважаемого человека, наклонясь в его сторону на неположенное число градусов, как к простому человеку. Или, допустим, в Дагестане: если ты не доел хлеб, то считай, что всерьёз обидел хозяина. Существует очень много мелких и на первый взгляд незаметных вещей, которые выстраивают структуру нации. И только специалист, который знает историю, культуру, обычаи конкретного народа, разбирается во всех процессах развития нации, может адекватно выстраивать отношения с её представителями. А Москва – многонациональный город. И такие специалисты здесь очень востребованы.

нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2018 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru