События
Опрос
Какие праздники, проводимые в Москве каждый год, вам нравятся больше всего?
Предыдущие опросы
  • Фестиваль «Времена и Эпохи», потому что каждый раз для масштабной исторической реконструкции выбираются разные эпохи из истории России23 голоса22%
  • Иысах (праздник Солнца), ведь только там можно увидеть обряды «кормления» огня и кумысопития8 голосов8%
  • Сабантуй, ведь татары и башкиры умеют веселиться от души13 голосов12%
  • Фестиваль «Русское поле», где строят храм без единого гвоздя, звучит самый большой народный хор в мире, а посетители соревнуются в беге в мешках17 голосов16%
  • Люблю все столичные праздники, потому что они сплачивают людей и позволяют провести в парке день, полный развлечений и интересного общения45 голосов42%
Предыдущие опросы

Между нациями15 июля 2011 09:20Автор: Саид-Хамзат Гериханов

15 июля Махмуду Эсамбаеву исполнилось бы 87 лет

Фото: stihi.ru
Великий танцор ХХ века Махмуд Эсамбаев

В Москве в мусульманской части Даниловского кладбища стоит памятник великому танцору ХХ века

Последние годы жизни Махмуд Эсамбаев провел в Москве. Он скончался в январе 2000 года и похоронен по мусульманской традиции на Даниловском кладбище. Его супруга-христианка исполнила завещание мужа, несмотря на то, что российское правительство предложило упокоить великого танцора на мемориальном Новодевичьем кладбище, где хоронят выдающихся людей страны. Имя Махмуда Эсамбаева было навечно занесено на плиту в галерее «Звезд эстрады Российской Федерации» у концертного зала «Россия», недалеко от Кремля.

Махмуд Эсамбаев, ставший народным артистом СССР и восьми республик Советского Союза, родился чеченском селении Старые Атаги, вырос в Киргизии, куда был сослан во время депортации с семьей в 1944 году.

Мировая слава пришла к нему в 1956 году. Как только наступила относительная «оттепель» после долгой «холодной войны» между СССР и западными странами, Махмуд Эсамбаев первым из советских артистов был удостоен поездки в гастрольный тур по США с новой программой «Танцы народов мира». В знаменитом «Карнеги—Холл» весь месяц гастролей Эсамбаева был аншлаг. Ни один из советских артистов ни до Махмуда, ни после него не удостаивались такого внимания публики. По отзывам американской прессы, «этот высокий изящный человек в папахе» ошеломил западную публику, давно привыкшую к выступлениям талантливых артистов. Но таких экзотических и увлекательных танцев, какие демонстрировал Махмуд, им видеть не приходилось.

Громкий успех помог Махмуду Эсамбаеву создать ансамбль «Танцы народов мира», с которым он объездил весь мир и пережил великую славу. И где бы ни проходили гастроли, он, подобно увлеченному коллекционеру, собирал танцы разных народов, молниеносно разучивал и исполнял в той же стране, которая ему их подарила. Говорят, свои экспрессивные жесты, движения артист выверял по секундомеру, оттачивая до безупречного блеска, он завораживал зал экстазом невероятной силы.

В обычной жизни Махмуд был очень общительным человеком, остряком и хлебосолом. Однако, тратя деньги с кавказской широтой на дружеские застолья, сам он обходился двумя кусочками горского сыра в день и всю жизнь мечтал досыта наесться. Силой воли он подавлял аппетит ради своей осиной (47 сантиметров) талии, которую сохранил до последних дней жизни. Высокий, с благородной статью, гордо вскинутой головой, он создавал на сцене образы небывалой силы и красоты.

Почитатели называли Эсамбаева «чародеем сцены», а его танец «божественным». Талант позволил удивительному самородку выразить свое искусство ослепительно ярко, придать хореографии оригинальный рисунок, необычайную пластику. Эсамбаев завоевал всемирное признание, получил все мыслимые и немыслимые награды, стал обладателем множества почетных званий. Полувековая творческая жизнь утвердила право великого Мастера танца на эпитеты «единственный», «неподражаемый». Таким он и остался в истории искусства.

Смысл его искусства емко выразил всемирно известный балетмейстер Игорь Моисеев: «Он отдал себя сближению людей, целью его творчества, основой взглядов были добро, дружба, красота».

«Чародей сцены» собирался подарить землякам свой роскошный дом-музей в Грозном, полный сокровищ, которые он собирал со всего света во время гастролей. Но не успел. Огонь чеченской войны не пощадил дом. Вместе с ним погибли картина кисти Пикассо и уникальные костюмы Эсамбаева — один из них украшало более тысячи бриллиантов. Но сам мастер танца более всего сожалел об архиве, состоящем из газетных и журнальных вырезок на многих языках мира.

Сегодня дом-музей великого артиста на улице Красных фронтовиков восстановлен — в экспозиции размещены реликвии, сохранившиеся в Москве, в домах друзей и родственников. Именем Махмуда Эсамбаева названа городская площадь, одна из центральных улиц Грозного, в центре города ему поставлен памятник.

«Махмуд был велик во всем, — вспоминает Иосиф Кобзон, — и на сцене, и в жизни. Его танец, как и его обаяние, душевная теплота, юмор, искренность, щедрость, желание творить всегда добро таили в себе бесконечное величие. Он умел дружить, причем в его дружбе никогда не было корысти, наоборот он всегда старался помочь и поддержать всех, кто был с ним рядом. Причем всегда помогал и совершено не знакомым людям. Его знали и любили все: артисты, политики, спортсмены, ученые, жители всей нашей необъятной родины. И это была искренняя всенародная любовь. Мне до сих пор не хватает этого замечательного человека, я горжусь тем, что он был моим другом, называл меня своим братом».

«Махмуд был не только чеченцем, — рассказывает Гарри Алибасов, — он еще был человеком планеты, президенты и коронованные особы во всем мире считали за честь пожать ему руку. Он завоевал всемирное признание, получил все мыслимые и немыслимые награды, стал обладателем множества почетных званий. Эсамбаев — это наше российское достояние, и мне очень обидно, что его памяти не уделяется в нашей стране достойного внимания».

Сегодня, когда исполняется очередная годовщина со дня рождения Махмуда Эсамбаева, можно только сожалеть, что имя великого танцора исчезло с голубых экранов телевидения, российские СМИ практически о не нем не вспоминают. Незаслуженно забыт человек, чье имя долгие годы олицетворяло перед всем миром красоту и уровень отечественного искусства. А когда два года назад в ГЦКЗ «Россия» Ассоциация чеченских общественных и культурных объединений организовало памятный вечер в честь 85-летия Эсамбаева, то ни один из высокопоставленных российских чиновников не посчитал своим долгом посетить это мероприятие.

Может, не простили ему слова, сказанные в 1995-м году — в период военных действий в его родной Чечне, на фуршете после концерта в Кремлевском дворце съездов? Махмуд в своей каракулевой шапке, галстуке, как всегда, подтянутый, был в этот день очень грустный, находился депрессивном состоянии. В зале были президент Борис Ельцин, члены правительства, мэр Москвы.

«Махмуд, скажи тост», — попросил его премьер Виктор Степанович Черномырдин, ожидая от него как всегда искрометного юмора, но Эсамбаев отмалчивался. В конце концов, когда его доняли, он встал и сказал: «Пусть сдохнут все, кто начал эту войну». Передохнул и сказал: «И все, кто за это не выпьет». В зале наступила мертвая тишина, но поднятые бокалы никто на стол не поставил, и все выпили...

И все-таки Махмуда Эсамбаева помнят миллионы поклонников — грациозного и гениального в танце и одновременно простого и обаятельного в своих шутках, которые были непременными во всех его выступлениях. И таким он навсегда останется в наших сердцах.

Городоскоп
нет комментариевНаписать
    Написать свой комментарий

    © 1997–2018 ЗАО Газета "Столичность" - www.100lichnost.ru